1.  Как может быть, что за меня
Спаситель кровь Свою пролил?
Не я ль Его до смерти гнал,
Ему страданья причинил?
Твою любовь постигну ль я?
Мой Бог, Ты умер за меня! 
3.  Отчий престол оставил Он —
Его безмерна благодать;
Он, лишь любовью к людям полн,
За них отдал Себя распять.
О, милость беспредельная!
Мой Бог, нашла она меня.
2. Умер Бессмертный! Как понять
Значенье вечной тайны сей?
И серафим не изъяснит
Божественной любви Твоей.
Всё милость здесь! Земля, склонись,
О разум ангелов, смирись. 
4.  Долго мой пленный дух лежал,
Грехом окован, в тьме ночной;
В темнице пробудил меня
Лучом живительным свет Твой.
Свободно сердце, нет цепей,
Я встал, и вышел я к Тебе.

5. 

Мне осужденья ныне нет;
Иисус и всё, что в Нём, — моё!
Я ожил в Нём, Глава Он мне,
Моей стал праведностью Он.
К престолу смело приступлю,
В Христе венец свой получу.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.… И Слово стало плотью и поставило скинию среди нас…»

(Евангелие по Иоанну 1:1, 14)

Мог ли Бог, вечносущий и несокрушимый, умереть? Разве это не тот же Бог, который полагал основания мирам одним лишь словом Своих уст? Чарльз Уэсли испытывал благоговейный страх перед тем, что вечный могущественный Бог стал хрупким творением, облёкся в плоть и кровь, воплотившись в человеке – человеке Христе Иисусе. Для чего? Чтобы быть распятым! Чтобы искупить тех самых людей, которые и предали Его смерти! Тайна Его смерти имеет вселенский масштаб.

0000_00_00_CW_MS_hymn_unpublished_recto

Рукопись неопубликованного гимна Чарльза Уэсли «Отец света и Бог благодати» (Father of light and God of grace).

Первые слова в этом гимне выражают изумление Уэсли в связи с тем, что и он удостоился причаститься благ этого грандиозного свершения жертвенной любви. Бог умер за всё человечество и даже за Уэсли, который в своём невозрождённом, бунтарском, греховном «я» гнал Его.

Бесчисленные грехи каждого поколения подтверждают то, насколько безнадежна неспособность человека угодить Богу. Поэтому согласно Своему плану Бог в Христе «лишь любовью к людям полн, за них отдал Себя распять». Безгрешная жизнь Иисуса удовлетворила требования Бога, изложенные в Ветхом Завете, и сделала Его уникальной жертвой для Бога с целью искупления человека. Его смерть решила все проблемы, устранила весь наш долг перед Богом, из-за которого мы находились под осуждением.

Судьба всей вселенной, всего человечества и всего творения зависела от этого чудесного искупления! В тот день, когда совершенно новый завет благодати и милости поднялся вместе с Христом из могилы, человеческая история изменилась навсегда. Воскресение Христа из мёртвых – это свидетельство того, что Бог принял Его как Единственного, кто был способен уплатить наш долг в полной мере. В Его воскресении, высвободившем полноту благодати, мы ожили для Бога и теперь можем радостно свидетельствовать вместе с Чарльзом Уэсли: «Да, может быть!»

Надвигающаяся революция

CWesleyportrait

Портрет Чарльза Уэсли кисти неизвестного художника («Портрет с лилиями»).

На протяжении XVIII столетия английское общество находилось под влиянием эпохи Просвещения с его отвержением веры в Бога и основополагающим убеждением, что стремительный прогресс может быть достигнут только лишь с помощью человеческого разума. Братья Уэсли стали непосредственными свидетелями того урона и разрушения, которые принесла с собой эта безбожная философия.

Надвигалась революция. Англия погрузилась в пучину беспорядков и волнений. В стране возникло смертельное сочетание обезличенной государственной религии, высокомерной, ко всему равнодушной знати и разгневанной массы людей, доведённых до отчаяния нечеловеческими условиями жизни, нищетой и болезнями. Реакцией Бога на эту ситуацию стало воздвижение таких людей, как Чарльз и Джон Уэсли, через которых Он мог положить начало Веку Веры и создать условия для того, чтобы эта революция стала духовной.

Проявление особых способностей

Чарльз Уэсли родился в 1707 году в семье Сэмюэла и Сюзанны Уэсли. Его отец был служителем англиканской церкви; на протяжении всей жизни он с большим усердием изучал и переводил Писания, знал древние языки. Его мать содержала дом в идеальном порядке, уделяя особое внимание духовному воспитанию. Чарльз Уэсли получил классическое образование в Вестминстерском аббатстве, а в 1726 году он вслед за своим братом Джоном поступил в Оксфорд.

oxford

Святой клуб. Гравюра С. Баллина по рисунку М. Клакстона. Лондон, 1861.

Атмосферу в обществе и особенно среди молодёжи в то время нельзя было назвать освящённой. «Это было время, когда моральные и социальные нормы нации были почти сведены на нет. Пьянство, азартные игры, воровство и безнравственность стали обычными явлениями в обществе; деизм, вера в то, что Бог – это безликий «Первоисточник» всего, стал широко распространён в обществе». Хотя на первом курсе Чарльз Уэсли в некоторой степени попал под это влияние, он всё же сохранил свой человеческий сосуд. Он сказал: «Благодаря тому, что кто-то отчаянно молился (скорее всего, моя мать), я пробудился от летаргического сна». Чарльз не только пробудился от летаргического сна сам, но и «уговорил двоих или троих учёных пересмотреть методы обучения, предписанные уставом университета». За это его прозвали «методистом». Вскоре после этого братьями Уэсли был основан так называемый «Святой клуб». Стремясь к святой жизни, члены клуба регулярно встречались для изучения Библии, общения и молитв, а также для служения в тюрьмах. Хотя всё это делалось искренне для Бога, Самого Бога в этом не было. Позже оба брата признали, что в то время в Оксфорде им недоставало личной веры в спасающую благодать Христа. Чарльз убедил стать одним из членов Святого клуба также и Джорджа Уайтфилда, который в будущем принес благую весть в Америку. Но пока ещё, как это ни странно, Уайтфилд и братья Уэсли, знаменитая троица благовестников, сами ещё не знали значения истинного обращения ко Христу.

24112060-john-wesley-with-german-passengers-on-board-ship-going-to-the-americas-engraving-from-selections-fro

Джон Уэсли с немецкими пассажирами на борту корабля, направляющегося в Америку. Гравюра из книги «Избранные места из Дневника Джон Уэсли», 1891.

В 1735 году братья отправились в миссионерское путешествие в Джорджию. Во время путешествия их корабль попал в ужасный шторм. На корабле находилась группа Моравских братьев, которые, к изумлению братьев Уэсли, в самый разгар бури продолжали петь гимны и молиться, совершенно не теряя мира и спокойствия. Проявление такой веры глубоко впечатлило братьев Уэсли, показав им то, насколько они сами нуждались в Князе Мира. Само миссионерское путешествие закончилось разочарованием. Раздосадованный и удручённый, Чарльз осознал в результате этих суровых переживаний несостоятельность и безнадёжность своих строгих методистских практик: убийственное сочетание самоправедности, законничества и суровых церковных ограничений. Он не преподносил жизнь, потому что «всё, чему он учил… было о делах, и он до сих пор не знал великую основополагающую истину, которую ему предстояло скоро пережить ― оправдание верой».

От дел к благодати

Вскоре после своего возвращения в Англию Чарльз и Джон узнали, что существует такое переживание как «новое рождение». Их друг, Джордж Уайтфилд, недавно принял Господа, и Чарльз слышал его проповеди толпам ищущих людей: «Вы должны родиться заново». Вскоре после этого, один из моравских братьев, Питер Болер, ежедневно делился с Чарльзом и Джоном тем, что путь к спасению лежит не через отчаянные усилия, а через веру в Христа. Как раз в то время каждый из них читал различные работы Мартина Лютера, который, образно говоря, «поставил обоих братьев перед дверью веры и побудил их взяться за ее ручку».

Семья Брей заботилась о Чарльзе, когда тот заболел. Мистер Брей молился и читал с ним Писания. «Бог послал мистера Брея …, бедного малограмотного механика, который не знал ничего, кроме Христа; но, зная Его, знал и распознавал всё». Для Чарльза воскресенье 21 мая 1738 года «было днем его избавления, … днём, для описания которого он позаимствовал переживания Петра, сидящего в темнице царя Ирода, Павла, заключенного в тюрьму в Филиппах, и изречения Давида, Исайи и Иисуса Христа». Наконец-то он уверовал! Написание гимна «Как может быть?» тесно связано с его обращением ко Христу. Непосильный груз, который Чарльз взвалил на собственные плечи, был снят, освободив то, что он описывает как «свежее вдохновение, вновь разгоревшийся огонь и духовный подъем». И вот каково было его свидетельство: «Теперь я в мире с Богом и радуюсь в надежде». А три дня спустя его брат Джон также уверовал в Христа и обрел спасение!

http://www.dreamstime.com/royalty-free-stock-photo-image35261855

Проповедь Джорджа Уайтфилда. Гравюра из «Иллюстрированной истории Англии Касселя».

Братья Уэсли посвятили свою жизнь проповеди евангелия, став странствующими благовестниками, проповедовавшими не в соборе с кафедры, а прямо под открытым небом – людям, которые больше всего в этом нуждались. Чарльз Уэсли писал «о сверхъестественной силе, данной ему в его благовествовании, и о духовной радости, столь глубокой, что и он и те, кто его слушал, не могли сдержать слезы умиления». Проповедуя евангелие Иисуса Христа, Уэсли более пятидесяти лет возглавлял движение пробуждения, охватившее огнем всю Англию в 18 веке. Их служение произвело настоящую духовную революцию в Англии того времени. За это была заплачена немалая цена – братья не раз подвергались нападениям разъяренной толпы, им противостояли и их ругали. Но даже многие противники были затронуты любовью Христа, каялись и обращались к Господу.

У Чарльза Уэсли было особое призвание в их служении. Он был убежден, что, когда люди поют о чем-то – они начинают в это верить, поэтому ежедневно он посвящал себя тому, чтобы писать множество стихов и гимнов, позволив тем самым целым поколениям христиан провозглашать свою веру и воздавать наивысшую хвалу Господу Иисусу Христу.

Чарльз Уэсли умер в субботу 29 марта 1788 года. Всю свою жизнь он провозглашал:

«Вот Агнец!»